Чеченский вектор российского антитеррора

22 сентября 2014

Основной отличительной чертой стремительно развивающегося современного мира стала небывалая со времен Холодной войны напряженность. Разумеется...

Основной отличительной чертой стремительно развивающегося современного мира стала небывалая со времен Холодной войны напряженность. Разумеется, можно напомнить целый ряд инцидентов и конфликтов последнего десятилетия в различных уголках глобального пространства: Сирия, Палестина, Ирак, Иран, Афганистан, Тибет, Сомали, Северная Корея, Северная Африка, Чад, Судан и т.д. В какой-то мере с этим можно согласиться, и лишь в той части, где речь идет о главном разжигателе глобального пожара - США. Однако события, имевшие там место, все же относятся к числу локальных или региональных.

Что же мы имеем сегодня? К большому сожалению, после варварской войны, развязанной американцами и местными национал-олигархическими кругами на Юго-востоке Украины и во всей Новороссии, и последовавших в связи с этим санкций США и Европы (а также ответных мер России) лично я, в результате продолжительной аналитической работы вынужден подвести весьма тревожные итоги.

Чеченская Республика и Исламский мир

По сути, ставка на потенциал Чеченской Республики в реализации геостратегических интересов России была фактически сделана самим назначением Ахмата-Хаджи Кадырова. Очень скоро новый лидер Чечни проявил себя не только как мудрый политик, но и как талантливый дипломат. В течении рекордно короткого времени ему удалось в ходе важных переговоров и встреч кардинально изменить отношение ближневосточных стран к России и ее политике на Северном Кавказе. Высшей оценкой международной деятельности первого Президента Чеченской Республики стали слова Владимира Путина осенью 2005 года в Грозном, в стенах только что избранного Парламента: "Россия - самый надежный партнер Исламского мира и самый верный защитник его интересов..."

С тех пор прошло девять лет... Наши "партнеры" из северо-атлантического альянса, грубо нарушая все нормы международного права и элементарные принципы человечности, толкнули и без того непростой регион в огненно-кровавое месиво. Под видом установления "демократии" США и НАТО превратили мирные до их вмешательства суверенные государства (Тунис, Ливия, Египет, Йемен, Сирия, Ирак) в территории безнаказанного насилия и терроризма.

Тем не менее, оставаясь реалистами, мы должны были определиться в дальнейших приоритетах с учетом сложившейся ситуации. В одном из своих выступлений касательно расклада сил во всем Исламском мире, Президент России В.В.Путин сказал: "Мы намерены активно работать с новыми властями арабских стран, чтобы оперативно восстановить наши экономические позиции... Вижу реальные предпосылки, чтобы Россия в полной мере сохранила свои ведущие позиции на ближневосточной арене, где у нас всегда было много друзей".

С первого дня руководства Рамзана Кадырова, последовательного продолжателя дела своего отца, одним из основных направлений его деятельности стала бескомпромиссная борьба с различными проявлениями международного терроризма как в регионе, так и за его пределами.

Своеобразие новой эффективной методики состояло в комплексном подходе к искоренению этого зла. С одной стороны, был положен конец северо-кавказскому бандподполью, уничтожены или преданы суду наиболее одиозные главари, их приспешники и пособники. С другой - благодаря амнистии были возвращены к мирной жизни многие обманутые чеченцы, которые сегодня стали активными сторонниками власти.

Заслужив высокий авторитет во всем Исламском мире, россиянин Рамзан Кадыров стал хранителем священных реликвий Пророка Мухаммада (с.а.в.). Каждый мусульманин может увидеть их в одной из самых крупных мечетей мира в Грозном.

Активная внешнеполитическая позиция Чеченской Республики способствовала более широкому вовлечению Российской Федерации в деятельность таких влиятельных организаций, как Лига Арабских Государств, Организация Исламского Сотрудничества, Исламский Банк Реконструкции и Развития и т.д. Укрепилось влияние России на Ближнем Востоке и доверие к ней со стороны арабо-мусульманского сообщества.

Соответственно, возросла инвестиционная привлекательность России. Отмечу, что только во время своего последнего "аравийского" турне весной 2014 года Рамзан Кадыров привлек в экономику своей республики финансирование наиболее перспективных проектов (строительство отелей, торговых центров, курортов и других объектов инфраструктуры) на общую сумму в 128 миллиардов рублей! Уверен, что это только начало.

Кавказский узел

Кавказ в целом обладает исключительной геостратегической значимостью, являясь субрегионом Евразии, за влияние над которым исторически претендуют многие региональные (Иран, Турция) и внерегиональные державы (США и НАТО).

Нередко они рассматривают Северный Кавказ как ключевой элемент дестабилизации социально-политической ситуации в России, формируя в мировой информационной повестке дня его образ как «внутреннего зарубежья». В настоящее время наблюдается активизация усилий по поддержке террористических организаций не только со стороны западных государств и неправительственных организаций, которые эксплуатируют идею национально-освободительного движения, выступающего против т.н. «российского имперского влияния», но и ряда азиатских, которые пытаются оказывать поддержку под конфессиональным прикрытием. Их цель – активизация террористической деятельности, дестабилизация политической ситуации в стране, минимизация стратегического потенциала РФ, снижение ее регионального присутствия.

Политика руководства Чеченской Республики направлена на переход от «ситуационного реагирования» к активной, наступательной политике в сфере обеспечения национальной и региональной безопасности; с активизацией̆ механизмов предвидения, отслеживания и пресечения схем и каналов враждебного влияния, в том числе и конфессионального характера...

Международные силы, заинтересованные в усилении сепаратистских тенденций в региональной̆ жизни, давно известны. Ахмат-Хаджи Кадыров еще в 1997 году, выступая против ваххабитских эмиссаров, обосновал мысль о том, что происходящие в настоящее время социальные, религиозные, идеологические и этнические конфликты на Кавказе – это "вуаль", под которой̆ скрываются геостратегические интересы США и их союзников.

В американских аналитических докладах и сообщениях западных СМИ террористов и их главарей называют «борцами за свободу» (freedom fighters) и «повстанцами» (rebels). Таким образом формируется представление о террористах как «повстанцах», что, в свою очередь, приводит их (как минимум) к двум интерпретациям происходящего. Первая, заключается в том, что террористическую деятельность на Северном Кавказе ведут не террористы более чем из 50 стран, получающие зарубежную помощь и обладающие связями с международными радикальными группировками, а «борцы за национальное самоопределение».

Вторая состоит в том, что террористы в регионе Кавказа не несут угрозы безопасности Соединенным Штатам, так как их цели вписываются исключительно в региональный контекст российского присутствия и российской политики на Кавказе.

Ряд авторитетных аналитических центров в США (“Stratfor”, Джеймстаунский фонд и др.) напрямую говорят о том, что средства и методы борьбы с экстремизмом на Кавказе предоставляют Соединенным Штатам действенные рычаги давления на Россию – от критики этих методов как «нарушающих права человека» до ослабления позиций России в данном регионе.

Помимо США и НАТО, свою роль в регионе пытается играть Иран. В период президентского правления М. Ахмадинежада кавказский вектор политики этой страны значительно активизировался. Иран пытается ограничить региональное влияние США, вместе с тем полагая, что Москва, обремененная внутренними и внешними проблемами, недостаточно сильна для того чтобы отстоять Каспий и Кавказ от внешнего влияния.

Тегеран подчеркивает идеологическое неприятие «северокавказского исламизма» за связи с салафитским течением, которое поддерживает Саудовская Аравия (исторический противник Ирана). Однако нельзя забывать о поддержке Ираном шиитских боевых организаций («Хезболла» и т.д.), рассматривающих северокавказских террористов как союзников.

Вторым крупным региональным игроком является Турция, отношения России с которой вступили в новую фазу соперничества за транспортировку каспийской нефти. Это обстоятельство определяет заинтересованность Анкары в сохранении напряженности на Северном Кавказе: турбулентное состояние региона выступает дополнительным аргументом в пользу строительства трубопровода Баку - Тбилиси - Джейхан в обход России.

Турецкие диаспоры и неправительственные организации выступали и выступают главными спонсорами экстремизма на Северном Кавказе. Так, турецкий фонд «Imkander» занимается сбором средств для террористической деятельности «Кавказского Эмирата» через его информационный рупор – веб-портал «Кавказ-центр». Примечательно, что его владельцами выступают американские компании «CloudFlareNet» и «Staminus Communications». А индивидуальный домен сайта записан на шведскую неправительственную организацию «Pro Caucasus».

Иными словами, каналы внешнего влияния – финансовые, информационные, социальные и идеологические – находятся в сложной̆ международной̆ взаимосвязанной̆ системе. Многочисленные оффшорные фонды, из средств которых финансируется деятельность террористических групп на территории России, раскрутка экстремистских сайтов (Qoqaz.net, Qoqaz.co.uk, Waaqiah.com – последний̆ был создан в Лондоне), механизмы оказания экспертной поддержки, обеспечение коммуникаций – все это носит международный̆ характер.

Но в отношениях со странами, оказывающими помощь экстремистам, есть и своеобразная «обратная связь». Северокавказских боевиков «Кавказского Эмирата» довольно часто уличали в террористической̆ деятельности во многих регионах мира: как на Ближнем Востоке, так и в ряде европейских государств (Бельгия, Дания, Швеция, Англия, США)...

Работа нашего государства по противодействию зарубежному влиянию на терроризм ведется по четырем основным направлениям – финансовому, идеологическому, социальному и информационному. Если для борьбы с социальной составляющей задействуются, в основном, собственные, национальные ресурсы (работа с представителями духовенства и религиозными объединениями, местными властями и молодежью), то для блокирования финансовой, информационной и идеологической угрозы необходимо тесное международное сотрудничество. А оно чаще всего саботируется западными странами в угоду своим внешнеполитическим амбициям.

Более того, многие инициативы террористов получают одобрительные отзывы как на Западе, так и в ряде стран Ближнего Востока. Сложность борьбы заключается в том, что подавляющее большинство информационной пропаганды терроризма ведется в Интернете, а порталы контролируются частными лицами или фондами.

Необходима выработка единой, согласованной и наступательной стратегии противодействия террористической деятельности внутри страны. В этом большую роль может сыграть положительный опыт борьбы с международным терроризмом, накопленный руководством Чеченской Республики.

Джамбулат УМАРОВ

Биографическая справка

Джамбулат Вахидович УМАРОВ

Депутат Парламента Чеченской Республики, председатель комитета по международным, межпарламентским связям, национальной и информационной политике. Историк, публицист, кандидат политических наук.

В 1994 г. окончил Чеченский Государственный университет по специальности «история». По рекомендации Ахмат-Хаджи Кадырова проходил стажировку в Тунисе в Университете политологии им. М. Бургибы, получил специальность «востоковед-политолог».

Автор монографии «Терроризм на Северном Кавказе. Экзогенное влияние». В 2014 г. защитил кандидатскую диссертацию по теме "Иностранные каналы влияния на проявление терроризма в современной России (на примере Северного Кавказа)".

Контакты

Парламент Чеченской Республики
364014, Чеченская Республика,
г. Грозный, ул. Восточная, д. 48
Тел./Факс: (8712) 22 42 30
 

Яндекс.Метрика