Чеченский парламентаризм: история и современность

 История чеченского парламентаризма, несмотря на свою относительную краткость, весьма насыщена и интересна. Прообразом первого парламента, возникшего в Чечне, следует рассматривать, конечно же, Мехк-кхел. К сожалению, не сохранилось точных данных о времени появления у чеченцев этого высшего органа власти, представлявшего собой, скорее, съезд народных представителей, чем парламент в подлинном смысле этого слова.

Особенности Мехк-кхела, как органа власти (каким мы его знаем), определялись характером общественного устройства чеченцев после опустошительного нашествия армии среднеазиатского правителя Тимура. Вместе с городами почти на всем Северном Кавказе оказались уничтоженными и государственные институты, что привело в Чечне к быстрой реанимации тейпов и росту значения территориальной (соседской) общины. Вплоть до XIX века Чечня представляет собой конгломерат политически и экономически самостоятельных общин, обходящихся минимальным аппаратом управления, состоящего из сельского старшины (юрт-да) и его помощников.

Все важнейшие вопросы, касающиеся конкретного селения, решались сходом его жителей, в котором право решающего голоса принадлежало отцам семейств. Вопросы, касающиеся жизни целого общества, решались, как правило, на совете представителей от всех селений, входивших в состав общества, а в исключительных случаях – народным собранием. Однако наличие более масштабных проблем в экономической жизни (например, совместное владение и эксплуатация некоторых угодий сразу несколькими селениями или обществами, необходимость регулирования экономической деятельности и т.д.), а также общие политические интересы неизбежно вели к созданию органа, призванного решать наиболее важные вопросы, касающиеся интересов всей страны. Таким органом у чеченцев традиционно был Мехк-кхел (Совет страны), созываемый по мере необходимости и состоявший из представителей всех чеченских обществ и селений. Причиной созыва Мехк-кхела могли быть конфликты между различными чеченскими обществами, с соседними народами или государством, вопросы вероисповедания, необходимость обсудить и утвердить изменения в обычном праве. Мехк-кхел имел право от имени всего чеченского народа объявлять войну и заключать мир, одобрять или отвергать политическое соглашение и т. д. Причем, война никогда не объявлялась Мехк-кхелом без одобрения духовенства.

Чеченский Мехк-кхел прекратил существование с возникновением имамата Чечни и Дагестана – в создаваемом Шамилем авторитарном теократическом государстве, естественно, не нашлось места для органа народного волеизъявления, который мог поставить под сомнение почти неограниченную власть имама.
В возрождении Мехк-кхела не была заинтересована и российская колониальная администрация, которая существенно ограничивала даже права сельских сходов. Впрочем, царская Россия само очень долго обходилась без парламента и лишь революционный подъем 1905 года вынудил императора Николая II приступить к созданию в стране представительной власти. И хотя созыв I Государственной думы практически ничего не изменил в жизни чеченского народа, появление общероссийского парламента стало первым шагом к возрождению чеченского парламентаризма. Весьма показательно, что на выборах, прошедших весной 1906 года, от горских народов Терской области (горцы, казаки и иногородние голосовали раздельно) депутатом Государственной думы оказался избран Таштемир Эльдарханов, до этого времени занимавшийся почти исключительно просветительской деятельностью. Таким образом, интересы горской части населения области в Государственной Думе представлял чеченский просветитель и общественный деятель демократического направления, а два других депутата представляли казачье сословие, хотя по своей численности казаки составляли меньшинство.

Несмотря на то, что «дарованная» монархом Конституция существенно ограничивала полномочия Государственной думы, как высшего законодательного органа власти, – ее трибуна стала местом бурных политических дискуссий, во время которых депутат от горцев выступал с острой критикой существующих в Терской области порядков. Так, в одном из своих (ставших знаменитыми) выступлений Т. Эльдарханов подчеркивал, что горцы «…очутились в лапах всесильной бюрократии. Управляют нами военные чины, отбросы армии, которые ничего общего с народом не имеют, не заинтересованы в судьбах его». При этом «… главные причины нежелательных явлений – отсутствие образования, невыносимое экономическое положение – их совершенно не интересует».
Впрочем, парламентская деятельность Т. Эльдарханова оказалась недолгой. Уже летом 1906 года I Государственная дума была распущена, а сам бывший депутат оказался вынужденным уехать в Баку – подальше от тех государственных чинов, чью деятельность он обличал с парламентской трибуны.

Первая попытка восстановить в Чечне власть народных представителей относится к периоду Февральской революции – уже 14 марта 1917 года в Грозном собрался чеченский национальный съезд, на котором присутствовало (по разным данным) от 3 до 10 тысяч человек. Несмотря на выявившиеся серьезные противоречия во взглядах его участников на будущее политическое устройство Чечни, съезд принял историческое решение о создании национальных органов власти, хотя и в рамках политического союза с другими горскими народами Северного Кавказа.
Высшим органом власти в Чечне декларируется народный съезд, а исполнительная власть передается в руки так называемого Чеченского исполнительного комитета. Предусматривалось и создание национального парламента (меджлиса), однако бурные политические процессы не позволили в полной мере осуществить это намерение. В ходе революции в Чечне возникают два органа власти, претендовавшие на то, чтобы представлять интересы народа – это так называемые Атагинский и Гойтинский Советы, политическое противостояние между которыми во многом определило ход гражданской войны в Чечне.
Помимо этого, существует еще один парламент – меджлис Горской республики, провозглашенной Союзом объединенных горцев. Союзный меджлис просуществовал до конца мая 1919 года и в его составе, насчитывалось несколько представителей от Чечни, о деятельности которых почти ничего неизвестно до сих пор.
После установления советской власти роль местного парламента отводится Верховному Совету Чеченской Автономной области (после объединения с Ингушетией формируется Верховный Совет Чечено-Ингушской Автономной Советской Социалистической Республики). Вряд ли советский Верховный Совет можно рассматривать в качестве полноценного парламента хотя бы в силу того, что его деятельность полностью контролировалась партийными органами. Собиравшиеся два раза в год на краткосрочные сессии депутаты Верховного Совета безоговорочно принимали документы, разработанные партийным руководством республики или «спущенные» из Москвы.
Тем не менее, советский период нельзя считать и полностью потерянным для становления чеченского парламентаризма. Достаточно сказать, что именно в советский период в общественном сознании укрепилось мнение о необходимости существования независимого законодательного органа власти, являющегося естественным противовесом исполнительной власти.

Отдельной (и трагической) страницей в истории чеченского парламентаризма стал период 90-х годов прошедшего века. Под влиянием демократически настроенных слоев чеченского общества в Конституцию Чеченской Республики образца 1991 года вошли положения, предусматривающие создание сильного парламента и широкого местного самоуправления, что должно было существенно ограничить влияние исполнительной власти в лице президента. К сожалению, короткий опыт самостоятельного государственного строительства оказался в высшей степени неудачным и все попытки придать демократический импульс политическим процессам, протекавшим в Ичкерии, быстро провалились. Парламентские и президентские выборы осени 1991 года, сфальсифицированные от начала и до конца, вполне закономерно привели к глубокому расколу внутри чеченского общества. Власть в Чеченской Республике захватила узкая группа политических авантюристов, которая меньше всего думала о национальных интересах чеченского народа. Попытка же части депутатов превратить парламент в независимый от президента Д. Дудаева орган власти привела к государственному перевороту лета 1993 года и вооруженному разгону самого парламента.
В целом, ни «дудаевский», ни «масхадовский» парламенты ичкерийского периода нашей истории так и не смогли превратиться в политически самостоятельную представительную ветвь власти, стоящую на страже народных интересов. Вероятно, в тех условиях это было просто невозможно.

С принятием Конституции Чеченской Республики 2003 года начинается новый этап в истории чеченского парламентаризма. Был воссоздан республиканский парламент, состоящий из двух палат и наделенный достаточно широкими властными полномочиями. Новой чеченской Конституцией была заложена первоначальная законодательная база для формирования полностью независимой ветви представительной власти. Однако мы должны отдавать себе отчет в том, что это было только начало длительной и кропотливой работы по тонкой «настройке» всего политического механизма Чеченской Республики. В частности, необходимо было с одной стороны оптимизировать структуру высшего органа законодательной власти, с другой – отработать механизм взаимодействия с исполнительной и судебной ветвями власти.
Что касается оптимизации структуры органа законодательной власти, то конкретные шаги в этом направлении уже предприняты. В Конституцию Чеченской Республики были внесены поправки, благодаря которым стало возможным проведение 12 октября 2008 года выборов в новый однопалатный парламент, состоящий из 41 депутата.
Необходимо сказать, что в лице парламента 1-го созыва Чеченская Республика впервые за последние два десятилетия получила законодательный орган, деятельность которого заслуживает положительной оценки. Как известно, ему отводилась роль главного приводного ремня в сложном механизме, связывающем государство и общество, власть и народ, и с этой задачей он справился. Уже само его появление сыграло положительную роль в преодолении унаследованного от 90-х годов внутричеченского политического противостояния. Главное – была создана законодательная база, обеспечивающая развитие экономической, политической, социальной и гуманитарной сфер Чеченской Республики в рамках Российской Федерации.
Заметим также, что впервые создан прецедент цивилизованного реформирования законодательной ветви власти, а в будущем парламент может и должен стать главным фактором, обеспечивающим стабильность в Чеченской Республике. Будучи выборным органом власти, он напрямую связан с волей избирателей и одновременно является площадкой, на которой происходит главное взаимодействие политических партий и объединений.

В общем, в истории чеченского парламентаризма наступил новый и не менее ответственный период.

Эдильбек Хасмагомадов,
кандидат исторических наук

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Контакты

Парламент Чеченской Республики
364014, Чеченская Республика,
г. Грозный, ул. Восточная, д. 48
Тел./Факс: (8712) 22 42 30
 

Яндекс.Метрика




Описание   
Кухонные мойки, раковины для кухни
Купите раковину! Прием заказов круглосуточно! Цены ниже! В наличии
sanner.ru